credo_rating (credo_rating) wrote,
credo_rating
credo_rating

КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Досрочная «соборность». Новое патриаршество будет стремительным и беспощадным?

Правы те, кто не ждал от Архиерейского и Поместного Соборов РПЦ МП никаких неожиданностей и сюрпризов. Крупнейшая, «государствообразующая» конфессия России безусловно является структурным элементом политической системы страны. А пускать развитие ключевых процессов в этом структурном элементе на самотек означало бы разрушать саму систему.
Если бы российская власть принадлежала «либералам», способным на подобные эксперименты, то она не имела бы никакого подобия «вертикали». В «вертикальной» стране Соборы государственной Церкви обречены быть похожими на съезды правящей партии (Поместные Соборы советской эпохи, соответственно, напоминали съезды КПСС – там Патриархов выбирали единогласно и безальтернативно).

Но по-своему, конечно, правы были и те, кто надеялся на «чудо» - в данном случае, на «протестное» голосование и на честный и открытый подсчет голосов. Они были правы с точки зрения своих религиозных убеждений, согласно которым РПЦ МП, «несмотря ни на что», все еще истинная и благодатная Церковь, где присутствует Господь, Который не попустит совершиться ее поруганию и, если что, Своим прямым вмешательством скорректирует марионеточное поведение делегатов-бизнесменов и политиков. То, что произошло вчера вечером, стало, несомненно, серьезным ударом по этим религиозным убеждениям, серьезным испытанием веры и вызовом для тысяч активных, совестливых православных пастырей и мирян. Медвежья услуга движения «Наши», «пикетировавшего» храм Христа Спасителя «за Кирилла», кажется, разубедила самых завзятых скептиков в том, что у «кандидата № 1» есть реальная поддержка в церковных массах. Если бы она была, эти массы у храма олицетворяли бы не липецко-брянские ПТУшники и нецерковные пенсионеры, свезенные в Москву за казенный счет на экскурсию, а хотя бы малое число духовенства и мирян. Ныне же вся Церковь и вся страна воочию увидели, что «по велению сердца» пришли поддержать местоблюстителя лишь игумен Сергий (Рыбко), Кирилл Фролов, Валерий Кауров и Аркадий Малер. Но это, согласитесь, не очень убедительно для «многомиллионной Церкви, которая вся, в едином порыве…».

Потенциальный разрыв между настроениями и чаяниями церковных низов и волеизъявлением высшей церковной бюрократии вкупе с ее избранными спонсорами, собравшихся в ХХС на свой Собор, был очевиден задолго до этих патриарших выборов. Реальная непопулярность и, скажем там, «инородность», некомплиментарность фигуры митрополита Кирилла традиционному священнику или мирянину – очевидный факт для любого воцерковленного россиянина. Только работники штаба митрополита Кирилла видели в этой «инородности» «архаический пережиток» или неготовность к «миссионерской экспансии», а носители церковной традиции – признак отступления от нее нового Патриарха Московского, которого даже в светском, далеком от Церкви обществе воспринимают почти исключительно как политика, бизнесмена – того самого «менеджера», одним словом, - а не как пастыря, духовника, «печальника земли русской». Несмотря на все усилия по коррекции своего внешнего образа в сторону большей традиционности (длинные волосы, нарочитое употребление церковнославянизмов, изменение манеры служения), митрополит Кирилл остается чудовищно далек от «канонического» образа русского Патриарха – от образа благостного, «духоносного» и «учительного» отца народа.

Жесткие административные методы работы митрополита Кирилла, о которых хорошо знают его партнеры по бизнесу и по ОВЦС, поразили даже некоторых избранных делегатов Поместного Собора, потрясенно восклицавших в своих блогах прямо из храма Христа Спасителя: «Асфальтоукладчик!» Действительно, первые два Собора – Архиерейский и Поместный, - проведенных митрополитом Кириллом в качестве предстоятеля (пока еще временного) РПЦ МП, поразили своим спринтерским темпом. В самые мрачные времена советчины, ради внешнего приличия, Соборы все-таки проводились чуть дольше. (Напомним, что на сей раз Архиерейский продолжался 4 с половиной часа, а Поместный – около полутора суток.) Такой прецедент, вероятно, надолго выбьет почву из-под ног у тех групп духовенства и мирян РПЦ МП, которые добивались «возрождения подлинной соборности», возлагали какие-то надежды на Поместный Собор. Теперь им должно стать ясно: в современной России и в современной патриархии соборности больше даже где-нибудь в Госдуме, чем на формально Поместном Соборе.

Реальная проблема нового патриаршества, впрочем, заключается не в отсутствии соборных механизмов управления Церковью и разрешения церковных конфликтов, с коими в истории Русской Церкви всегда было туго. Реальная проблема – отсутствие у нового Патриарха широкой социальной базы внутри Церкви, опора почти исключительно на внецерковные источники своей власти, своей легитимности. Патриарх Кирилл больше, чем какой-либо другой Патриарх РПЦ МП, воспринимается народом как ставленник Кремля, как представитель правящей бизнес-бюрократии, как неотъемлемый элемент «вертикали». Но это, так сказать, лишь политическая составляющая. На ментальном, на, если угодно, духовном уровне народ церковный воспринимает нового Патриарха как носителя «чуждого духа», как представителя «чуждых сил» и интересов, как внешнего управляющего, «кризисного менеджера» РПЦ МП, назначенного ей некоей сугубо внешней по отношению к Церкви «управляющей компанией».

Да, избрание Кирилла (Гундяева), ранее известного по прозвищу «табачный митрополит», Патриархом всея Руси не стало сенсацией. В течение, по крайней мере, последних полутора лет он оставался самым очевидным кандидатом в преемники Алексия II. Сенсацией стала форма его провозглашения Патриархом - стремительность, даже суетливость, с которой Кирилл принял церковную власть, единогласие, с которым штамповал Поместный Собор все предлагавшиеся им проекты решений, полная неспособность «церковной оппозиции», то есть большинства активной церковной общественности, организовать хоть какое-то сопротивление и представить хоть какую-то убедительную альтернативу «единственно возможному» кандидату. Наличие такой оппозиции в среде епископата было заметно еще на Архиерейском Соборе, где Кирилл не набрал 50 % голосов, но почти не было заметно на Соборе Поместном, поскольку оппозиция эта отказалась от каких-либо скоординированных действии. Точнее – не отказалась, а оказалась на них неспособна. В РПЦ МП не нашлось никакого иного «штаба», кроме предвыборного штаба митрополита Кирилла. Недостаток штабов – тоже историческая проблема России…

 

 Александр Солдатов,
«Портал-Credo.Ru»

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments